Перейти к основному содержанию

Бомбы против бантиков. Будет хуже

Так, ребят, готовимся, тут говорят, что дальше только хуже. О сопротивлении многомиллиардной, многолюдной, стабильной в своей убогости системы.

У меня когда-то было две кошки одновременно: умная и не очень. Когда я привязывал бантик к верёвочке, умная кошка смотрела на руку, которая держит верёвочку, а не очень умная — на бантик. Той, что смотрела на бантик, всегда было чем заняться — бантик был такой яркий и шуршуршуршащий, с ним можно было играться десятками разных способов, бегать за ним или наоборот — убегать.

Умная кошка вместо этого чаще всего пыталась отгрызть мне ногу. Тактически это было намного правильнее. Стратегически — сейчас у меня всего одна кошка. Угадайте, какая.

Наша реакция на информацию сейчас примерно напоминает регулярные пробежки за бантиком. Прыг! Прыг! Прыг! Зрада! Перемога! Зрада! Даёшь антикоррупционный суд! Нет, не даёшь! Разбили витрину! Стреляли! Обострение! Отупение! Шурх-шурх-шурх…

При этом если на секунду приостановиться и поднять голову (или залезть на полочку повыше), картинка немножко меняется. Становится обширнее.

Например, становится понятно, что нам скоро кабздец.

(Примечание автора. Вместо слова «кабздец» должно было стоять другое слово, более точное и ёмкое. С прискорбием вынужден сообщить читателям, что главный редактор «Петра и Мазепы» — ханжа и моралист. Конец примечания автора.)

Ну ладно, не то чтобы прямо кабздец-кабздец, но кабздец как сложно будет точно (Господи, какое же омерзительное слово — «кабздец», фу). Соцопросы достаточно уверенно говорят о том, что будущий созыв Верховной Рады будет таким, что нынешний мы будем вспоминать с ностальгией и скупой слезой. «Оппоблок» с Рабиновичем во все поля, Юлия свет Владимировна явно (по нынешним цифрам) сможет сбить «ширку» и радоваться жизни. Кто станет президентом — тем более неясно, потому как Порошенко и Тимошенко идут нос к носу, а тезисы про «да ну Пороху второй срок обеспечен» по уровню гарантий вполне тянут на «да Хиллари уже считай президент, кто там за того Трампа проголосует-то».

Это не катастрофа — по крайней мере, может ей не стать. Общественная позиция сейчас такова, что любая власть, которая попытается свернуть как минимум с антироссийских рельсов, будет сметена наглухо, так что даже Юлия Владимировна вероятнее всего продолжит войну (хотя при этом устраивая саботаж за саботажем). Но продолжение войны до победы, наравне с евроинтеграцией и борьбой против коррупции, является только наиболее очевидным и поверхностным из запросов общества. Сложность ряда процессов и особенно погоня за бантиками (шурх-шурх-шурх!) не дают сформировать этот самый общественный запрос на невероятно важные вещи, жизненно необходимые для развития страны в мало-мальски долгосрочной перспективе.

Я уже писал о том, что наши доморощенные борцы с коррупцией используют точечные события (читай — бантики) для того, чтобы показать, как в стране всё плохо со взятками и кумовством, но при этом не уделяют и тысячной доли влияния борьбе за то, чтобы эта коррупция уменьшилась на хоть какой-то серьёзный процент. В их сегодняшней логике нужен специальный антикоррупционный суд, который, как ими предполагается, будет строго и непредвзято судить коррупционеров, и это, значится, сделает всей стране хорошо и коррупцию, эта, заборет.

Это бантик. Бан-тик. Потому что об этом удобно говорить, за это удобно бороться, а потом, когда доборешься, можно побороться за что-то ещё. За антикоррупционное министерство, например. Борьба идёт, кадило крутится.

Но задача, на секундочку, не создать суд. Задача — бороться с коррупцией. Задача — так изменить существующие институты (или создать новые), чтобы задать, по сути, новые правила игры на десятилетия вперёд. Правила, которые не сможет за годик-другой поломать новая власть, какой бы реакционной или пророссийской она не была. Суды, НАБУ, САП, ГБР — это лишь инструменты для решения задачи. В нынешней ситуации — это бантики для отвлечения внимания и политического торга.

Так как на момент написания текста я абсолютно и безнадёжно трезв, то могу говорить сложно, поэтому попробую упростить. Скорее всего (то есть исходя из нынешних данных) через годика полтора мы получим власть, которой реформы будут не то чтобы не нужны, а вредны. Значит, наша задача на ближайшие полтора года — додавить власть нынешнюю и протянуть столько бомб замедленного действия под действующие устаревшие институты, сколько это вообще возможно. Причём эти бомбы обязаны быть такими, чтобы обезвредить их было максимально сложно, а в идеале — невозможно. То есть не должна произойти ситуация, при которой меньшая часть реформированных институтов работает без изменений и после смены власти, а часть, как бы помягче сказать, вернулась к первоначальному образцу. Сопротивление системы — охренительно серьёзная штука, сложно его недооценивать. Вспомните недавний пример с попыткой протолкнуть закон «Купуй українське», который, фактически, перехеривал бы систему «ПроЗорро», например.

Часть таких бомб уже заложена и функционирует, меняя устаревшие и вредные для развития страны институты. Например, недавняя (и довольно малозамеченная) крупная приватизация госпредприятий. Для понимания: практически любое госпредприятие в Украине — это а) неэффективная структура, б) неэффективная структура, которая высасывает и частично пилит государственные деньги, в) неэффективная структура, которая высасывает и частично пилит государственные деньги, создавая замкнутую цепочку коррупционной взаимовыручки. Коррупционеры из руководства выстраивают внутреннюю цепочку по предприятию, чтобы эффективнее и безнаказаннее воровать, и внешнюю цепочку, в которой доля заносится проверяющим органам, вышестоящим начальникам в министерства и департаменты, прокурорам, налоговой и так далее, в результате чего все участники цепочки заинтересованы в том, чтобы круг не разрывался, а для этого нужно занести немного вышестоящему начальству, а тому ещё повыше, ну вы уловили суть. Приватизация это всё немножко рушит, потому что владелец бизнеса заинтересован в выручке и прибыли и не имеет нужды раскидывать взятки в министерства (за редким исключением). Это, конечно, не отменяет коррупцию на приватизированных предприятиях, но рушит многоэлементные цепочки, в которых участвуют сотни и тысячи коррупционеров, заодно снижая привлекательность некоторых постов для чиновников. (Сколько сейчас зарабатывает замминистра? Сколько желающих на это кресло? А если порубить коррупционные цепочки, сколько желающих останется? Во-о-от.)

Но десятки таких бомб остаются ещё не заложенными. Приватизация земли. Приватизация остатков не-стратегических предприятий. Разрушение ряда монополий. Новый закон о выборах. Налог на выведенный капитал. И так далее. Такие институционные изменения будут иметь колоссальный результат, но с «парашютом», то есть с оттяжкой по времени. Через эти процессы проходили десятки стран, и результат всегда был одинаков: развитие инклюзивных институтов повышает количество вовлечённых в бизнес и политику людей, что приводит к росту экономики и определённому повышению благосостояния, а также удешевляет роль кресла во власти в финансовом смысле, так как уменьшение коррупционной составляющей того или иного важного поста резко снижает его стоимость для бизнесменов и коррупционеров, понижая порог входа со стороны и соответственно увеличивая количество честных профессионалов в госсистеме. Но это всегда трудно. Всегда. Сопротивление системы. Многомиллиардной, многолюдной, стабильной в своей убогости системы.

Через полтора года будет хуже. Шансы на деконструкцию институтов уменьшатся в разы. С ними уменьшатся шансы на то, что через пятнадцать-двадцать лет мы станем хотя бы нынешней Латвией (не говоря уже об Эстонии).

Зато мы прекрасно бегаем за информационными бантиками. Это нам удаётся просто превосходно. Шурх-шурх-шурх.

Кстати, как вам свежее заявление министра энергетики? Может, обсудим?

''отсканируй
и помоги редакции

'''